Тевтонская магия. Руна Гебо

Руна Гебо (GEBO). Магические и духовные практики германцев. Толкование Квельдульфа Гундарссона, выдержки из книги «Тевтонская магия».

Гальдра-звук : ге-ге-ге (подобно слову «get»; ровное, циклическое повторение, разрастающееся, плавно переходящее в звук «–э», — и столь же ровно завершающееся)

Дар для любого — 
гордость и слава, 
помощь и ценность; 
для любого бродяги 
состояние; поддержка 
тем, кто лишен всего.
(Англо-саксонская руническая поэма. Пер. А. Колдая )

Перевод имени этой руны на редкость разнообразен – это и «дар«, и «гостеприимство«, «щедрость» и «свадьба«. Её имя, да и сама графическая форма руны указывают на то, что Гебо суть воплощение равного и обоюдного обмена теми энергиями, которые порождает земля, и именно эти энергии являются эквивалентом материального богатства (как учит нас Феху). Для древних германцев акт дарения был очень важен, будучи одновременно процессом обмена и демонстрацией лояльности. Частым кеннингом, обозначающим правителя, был «дарящий кольца» , что указывает на обязанность господина наделять своих последователей дарами, делясь с ними собственными сокровищами. Принимая подарок, воин обещал взамен верность дарителю, и среди дружинников в те времена считалось постыдным пережить тот бой, в котором был убит «дарящий кольца» вождь. Нарушение этого правила всегда сопровождается катастрофой, как это хорошо показано в финале поэмы «Беовульф» , где смерть героя наступает вследствие трусости его дружинников, оставивших вождя в ходе битвы с драконом. Виглаф, сын Веохстана, единственный человек, оставшийся верным Беовульфу до конца, попрекает других воинов полученными ими прежде золотом и подарками, которые служили напоминанием о договоре между дружинниками и конунгом.

Слова Хьяльти (Hjalti) из «Песни о Бьярки» (Bjarkimal) показывают то же самое отношение:

С яростью шквала долг верности Хрольфу
в битве заплатим: дарил он дружине 
кольца, героев одаривал златом.
Бейтесь мечами, что вам даровал он,
в шлемах, в кольчугах, подаренных Хрольфом.
Выше щиты, ибо в схватке суровой,
братья, пора отслужить за подарки!
(Пол Андерсон «Сага о Хрольфе Жердинке», пер. В. Дымшиц, А. Иванов )

Руна Гебо также связана с практикой заключения союзов между кланами и знатными семьями, либо при помощи брака, либо вследствие обмена заложниками, обычно сыновьями вельмож, которых в случае предательства со стороны их рода, вполне могли и убить. Вот почему ваны Фрейр и Ньерд живут среди асов — они являются заложниками, положившими конец войне между их народами, равно как и отправленные в заложники к ванам Хёнир и Мимир. Такое понимание верности, приобретаемой через сделанный подарок, работает на всех уровнях, как это описано в «Речах Высокого»:

Оружье друзьям
и одежду дари —
то тешит их взоры;
друзей одаряя,
ты дружбу крепишь,
коль судьба благосклонна.

Надобно в дружбе
верным быть другу,
одарять за подарки;
смехом на смех
пристойно ответить
и обманом — на ложь.
( Речи Высокого, пер. А. Корсуна )

Щедрость, как свойство каждого по-настоящему мудрого человека, является одной из главных тевтонских добродетелей, пусть она проявляется в дарении подарков, в радушии и гостеприимстве, или же выражена в принесении жертв и подношений богам. Способность дарить – не только основной способ заслужить доброе к себе отношение, но и источник роста хамингьи – силы, которая возрастает при совершении достойных дел. Отсюда же корень строгих тевтонских законов гостеприимства, как это видно в Англо-саксонской рунической поэме. Для бездомного странника эти законы обозначали кров и пищу, что в ледяных северных землях нередко отделяют жизнь от смерти, в то время как хозяину дома они сулили новые рабочие руки, а также рост его доброй репутации.




Принципы работы Гебо подробно освещены в «Речах Гримнира». Поспорив с Фригг , действительно ли Гейррёд конунг скуп к гостям, Один решает лично это проверить; Фригг предупреждает конунга о скором визите вредоносного колдуна, и правитель разоблачает Одина; последний отказывается назвать свое имя, и Гейррёд пытает его, посадив на восемь ночей меж двух больших костров. Наконец сын Гейррёда конунга, Агнар , подносит Всеотцу рог с пивом, и Один отвечает на дар мальчика:

«Восемь ночей
я в муках провел
без питья и без пищи:
лишь Агнар меня
напоил, и он будет
властителем воинов,
Гейррёда сын.

Счастлив будь, Агнар, —
тебе пожелал
Бог Воинов блага:
какую награду
выше найдешь ты
за влаги глоток!»
(Речи Гримнира пер. В. Тихомирова)

В свою очередь, чтобы отблагодарить Агнара, Один произносит речь, полную сакральной премудрости, тем самым осуществляя, при помощи руны Кеназ , инициацию короля/шамана, при этом сам Один освобождается, а мальчик восходит на престол. Один направляет вредоносную энергию Гебо на Гейррёда конунга, в качестве «дара» прокляв своего мучителя, заставив его споткнуться и, напоровшись на собственный меч, умереть, — таким образом, Агнар занимает отцовский трон по праву наследника.

Гебо отвечает как за религиозные практики, в том числе и жертвоприношения богам, так и за самопожертвования, подобные тем, что иногда осуществляет, в поисках мудрости, сам Один. Германцы мыслили жертву как нечто большее, чем просто просьбу или плату за поддержку; скорее она была свидетельством преданности и любви, на которых и строились взаимоотношения между отдельными героями и их богами. Это особенно ясно видно в историях о т.н. «одинических» героях, — когда либо сам Один выступает в последнем бою против своего избранника, либо умирающей герой должен отметить себя острием копья, демонстрируя тем самым, что добровольно приносит себя в жертву Одину. В обмен на дарованные им Отцом Ратей при жизни победы, после смерти его герои пополняли ряды эйнхерий , дружинников Одина, которые будут биться подле него в день Рагнарека.




В «рунической» части «Речей Высокого» содержится несколько упоминаний о жертвах, наиболее значимыми из которых являются рассказ Одина о его испытаниях на Иггдрасиле:

138. Знаю, висел я 
в ветвях на ветру 
девять долгих ночей, 
пронзенный копьем, 
посвященный Одину, 
в жертву себе же, 
на дереве том, 
чьи корни сокрыты 
в недрах неведомых.

145 .Хоть совсем не молись, 
но не жертвуй без меры, 
на дар ждут ответа;
(Речи Высокого, пер. А. Корсуна )

Мучительные бдения Одина на Иггдрасиле и отданный Мимиру за право выпить из источника мудрости, глаз наглядно демонстрируют высочайшее самопожертвование, к которому всегда должен быть готов витки. В этом основа инициации через смерть: нужно быть постоянно готовым принести в жертву свои текущие представления, состояние сознания, да и саму жизнь, ради достижения большей мудрости. Любое действие требует какой-либо платы; вы не можете получать, не неся при этом потерь.

Значение руны Гебо

Тевтонская магия. Руна ГебоГебо представляет собой бесконечный обмен энергиями, которые нисходят в наш мир. В этом смысле, Гебо — руна сексуальной магии и «алхимической свадьбы» , в которой каждый из двух компонентов приносится в жертву ради создания чего-то трансцендентного (см. Дагаз).

Эта руна используется во всех случаях равного обмена энергией, особенно там, где необходимо подтверждение искренности ваших желаний. Сила Гебо обеспечивает дружбу, верность и гостеприимство.

Что же касается вредоносной магии, то Гебо может остановить чьи-то нежелательные действия, «связав» недоброжелателя, или же и вовсе вернуть зло обратно.

Именно эта руна чаще всего используется в «любовной магии» . Гебо позволяет нам понять суть самопожертвования и гармоничную природу любви, как союза двух партнеров.

В ритуалах Гебо символизирует плату, которая всегда должна быть принесена: отданная в дар энергия, или часть пищи, принесенная в жертву прежде, чем приступить к еде; кровь и жизненная сила витки , которые вдыхают жизнь в руны; а также мед, или пиво, которые выливают на алтарь, как подношение для богов.

Понять суть Гебо – то же самое, что и «спуститься с горы» , подобно ницшеанскому Заратустре : оставить все прежнее ради того, чтобы стать высшим существом, как это сделал на Иггдрасиле сам Один. Убрав христианские атрибуты из истории о Парсифале, вы опять увидите принцип действия Гебо.

Работая в связке с другими рунами, Гебо выступает как своеобразный «замедлитель» ; особенно это хорошо видно, когда она используется вместе с Феху , силу которой она «связывает» и направляет на достижения гармоничного блага, отражая негатив, который приходит, если сила Феху заблокирована или неправильно используется.

Камни, связанные с Гебо – это изумруд , традиционная эмблема любви и верности, и нефрит , помогающий понять наши потребности, и развивающий чутье на подходящие моменты для принесение жертвы богам или духам.

Руна Гебо: образная медитация

Вы сидите во главе длинного деревянного стола в большом зале. Под вами твердый и отполированный до блеска трон; холодный зимний воздух наполняют запахи хлеба и жареной свинины. Ряды длинноволосых бородатых воинов сидят, разговаривая и смеясь, на скамьях, расставленных вдоль столов. Вы знаете, что этот чертог принадлежит вам, и что угощение для ваших людей состоит из огромных кусков жареного мяса, под тяжестью которых прогибается стол, и меда, который течет неиссякаемым потоком из кувшинов служанок в кубки пирующих. Однако в зале довольно холодно, и при виде нескольких мужчин, набросивших на плечи плащи, вам почему-то становится немного тревожно. Вы сами потихоньку начинаете чувствовать неприятное тепло, как будто только что рядом с вами догорел пожар. Потом вы понимаете, что тепло расходится от большой сумки, висящей на стене подле вас.

Поднявшись, вы снимаете сумку. Она очень тяжелая, такая тяжелая, что под ее весом даже начинает сводить руки. Постепенно вы идете вдоль стола, останавливаясь перед каждым воином, и вытаскиваете из мешка тяжелое золотое кольцо или массивный браслет, который и вручаете ему. Получив подарок, каждый воин достает свой меч или топор и протягивает оружие рукоятью к вам чтобы продемонстрировать чистоту намерений и свою искренность. Когда вы проходите половину стола и возвращаетесь к престолу, продолжая одаривать ваших людей, в зале становится теплее, а жар от сокровищ в вашей сумке необъяснимым образом исчезает. Уже получившие подарки пирующие оживляются и поднимаю за вас здравницы, возвращаясь к пиршеству с удвоенной энергией, а золото сверкает на их запястьях и на пальцах. Лишь когда ваш последний дружинник получил свою награду, вы возвращаетесь на свое место во главу стола. Вдруг откуда-то со стороны дальней двери слышится стук, и один из ваших воинов встает, чтобы открыть ее.

В дверь заходит старик в темном плаще, рваном, мокром и развивающемся на холодном ночном ветру. На месте одного глаза красуется страшный шрам, и седая борода не может скрыть багровых рубцов, похоже, оставленных на горле веревкой. Ваш воин собирается уже грубо вытолкнуть прочь этого бродягу, но вы, как всегда памятуя о законах гостеприимства, приказываете ему впустить старик в зал. Усадив нищего на почетное место, по правую руку от себя, вы своими руками кладете в тарелку гостя куски мяса и хлеба, ломти сыра, и наполняете его рог лучшим медом из ваших погребов. Он ест и пьет с удивительным для такого старика аппетитом, но в вашем чертоге всегда много еды и питья для всех.

Настало время принести жертву богам. За вашим креслом высится каменный алтарь, закопченный множеством сожжений, которые совершали до вас еще многие поколения ваших предков. На алтаре висит большое золотое кольцо – на нем дают присягу, молот, что применяют для освящения жертвы, холодно поблескивающий большой нож, каменная миска и сосновая ветка с темными иглами. Два ваших дружинника приводят жертву. Они ведут через весь зал к жертвеннику большого белого быка.

Единственный темный глаз старика загорается, и он внимательно смотрит, как вы проводите тяжелым молотом над головой быка, произнося: «Эту жертву мы приносим с радостью, во славу богов, в благодарность за их милость и за грядущие дары». Холодная и гладкая рукоять ножа ложится в руку, вы поднимите клинок, и одним быстрым, сильным движением всаживаете его в бычье горло. Поток горячей темной крови выплескивается на алтарь и на пол. Свет жизни тускнеет в темно-коричневых глазах зверя, и он падает с грохотом, который сотрясает зал. Вы наполняете горячей кровью миску, погружаете в нее сосновую ветку и окропляете зал на восемь ветров, разбрызгивая теплые капли на стены и на пирующих. Сделав это, вы выливаете оставшуюся кровь на жертвенник. Она стекает вниз и омывает древний алтарь, освещаемый отблесками факелов.

Когда вы отводите взгляд, то понимаете, что находитесь за пределами зала, и вокруг царят серые сумерки. Наполненное кровью углубление в середине алтаря превратилось в каменный колодец. Старик стоит по другую сторону колодца и, чуть улыбаясь, смотрит на вас. Несмотря на свои седые волосы и шрамы, язык не повернется назвать его сейчас «дряхлым»; он стоит прямой и высокий, а темно-синий плащ вздымается за спиной, словно крылья.

«Что ж, ты знаешь, как наделять других, и твои дары вновь пошли тебе на пользу. Можешь ли ты принести в жертву самого себя?» – спрашивает Один. Холодная дрожь страха проходит по спине, но вы смотрите прямо в единственный глаза бога, не отводя взгляда.

«Могу»- , отвечаете вы. «И я сделаю это».

Один поворачивается к колодцу. «Вот алтарь, он же и чаша».

Глядя вниз, в темную воду, которая заполняет колодец до половины, вы как будто видите очертания руны Гебо, но это только два скрещенных темных линии, тьма, еще не наполненная жизненной силой. Когда вы поднимаете голову, Владыки асов уже нет. На том месте, где он только что стоял, темнеет короткое копье. Вы поднимаете его и проверяете остроту лезвия большим пальцем. Наконечник чрезвычайно острый, даже легкое прикосновение к коже оставляет на пальце кровавый след.

Вы наклоняетесь над колодцем, приложив копье к горлу. Перед тем, как вздрогнуть или дернуться назад, вы быстро проводите лезвием по шее с такой силой и быстротой, что успеете ощутить только ледяное прикосновение стали к коже. Однако кровь хлещет из раны медленней, чем вы предполагали. Поскольку дело касается руны Гебо, древко копья в сумерках, уже переходящих в ночь. начинает пылать красным светом. Вы сползаете по краю быстро заполняющегося колодца.

Яркость руны все возрастает, пока её очертания не заполняют все ваше зрение, её энергия пульсирует в замерзающем теле. Что-то влажное касается ваших холодных, онемевших губ, и вы чувствуете, как будто издалека, слабый, одновременно сладкий и соленый вкус крови. Этот вкус наполняет вас теплом и силой. Силуэт руны Гебо на дне колодца теперь виден отчетливо, он очень яркий, а вы стоите, целый и невредимый, перед колодцем, хотя, приложив руку к горлу, вы чувствуете под пальцами шрам. Вы готовы вернуться в свое тело, ноги твердо стоят на земле, и вы знаете, что сила дарить и получать, мощь руны Гебо, навсегда останется внутри.

Перевод — svart-ulfr

 3862
Поделиться: