Тевтонская магия. Руна Кеназ

Тевтонская магия. Магические и духовные практики германцев. Толкование Квельдульфа Гундарссона, выдержки из книги «Тевтонская магия». Руна Кено, Кеназ (Kenaz).

Значение руны Кеназ

teutonic magicСмысловое значение руны Кеназ – пожалуй, одна из величайших загадок рунической системы. Два её имени, «факел» и «язва», на первый взгляд кажутся совершенно не связанными друг с другом. Ответ на эту кажущуюся дихотомию можно обнаружить в изменении практики захоронения у древних германских народов. На раннем этапе мертвецов приносили на открытые возвышенности и оставляли разлагаться, пока мясо не отслаивалось от костей, и (возможно) затем использовалось в погребальных обрядах. Это и было «домом плоти гниющей», упомянутом в Исландской рунической поэме. Англосаксонская руническая поэма, в свою очередь, говорит о более поздних временах, когда погребальный костер сменил эту архаическую процедуру погребения. Оба значения Кеназ говорят, однако, о подготовке трупа для последующего захоронения в кургане. На эзотерическом уровне эта подготовка сближается с проводимой внутри кургана инициацией — посвящением, при котором хтонический кузнец разрезает кандидата на куски, а затем перековывает заново его кости. Кузнец из племени альвов, ответственный за инициацию – часто встречающийся в тевтонской мифологии персонаж.

Инициации, связанные с огнем, имели разные формы, к ним прибегали как шаманы, так и правители, как это в общих чертах показано в песне о Вёлунде, и более четко – в эддических «Речах Гримнира» ( Grimnismal), где пытаемый огнем в течении девяти ночей Один исполняет ритуальные песнопения, которые даруют силы ему самому и наделяют знаниями его слушателя – юного Агнара , сына конунга.

Руна Кеназ лежит в основе кузнечного ремесла и во всех творениях мастера, которые породил союз его искусства и познаний. Её работа состоит в том, чтобы трансформации предшествовало очищение, и в «Речах Высокого» мы видим, как исходно вредоносную энергию можно перенаправить таким образом, чтобы она принесла горе врагу и благо его жертве.

Хотя инициация кузнеца/короля представляется уделом одних только мужчин, из рук подземных жителей вышло драгоценное ожерелье Богини земли, изначально известной как Нертус, а позже получившей имя Фрейя , «Госпожа» . Она управляет силами плодородия и смерти, в их двойственном и вечном единстве, о чем будем сказано далее, в разделе, посвященном руне Беркана. Руна Кеназ демонстрирует нам, как чувственный огонь Фрейи (Феху) воплощается в материальную форму, благодаря знаниям и умениям кузнеца. Это связь нагляднее всего отражена в истории приобретения Фрейей своего ожерелья / пояса – Брисингамена («искры»), в котором сосредоточена большая часть ее силы. Как-то раз Богиня увидела четырех гномов, ковавших золотое ожерелье, и выкупила, в течении четырех ночей деля ложе с кузнецами; эта история демонстрирует, как Фрейя наделила мастеров огненной силой, проявленной в виде сексуальной энергии, при помощи которой гномы и смогли завершить свою работу и наделить ожерелье его чудесными свойствами.

Свойства Кеназ

teutonic magicРуна Кеназ – это контроль над силой Феху, её материализация; руна уничтожения ради последующей переработки.Она связана со всеми актами творчества, когда мечта, словно огненная вспышка, разрушает сырое золото земной материи, и трансформирует его, наделяя бесплотный образ земным бытием. Применяемая опытным витки, Кеназ высвобождает дух, направляя его к источникам силы, как это описывается далее, в разделе, посвященном Вёлунду и «Речах Гримнира» .

Кеназ применяют и для управления сексуальной энергией, часто в сочетании с другими «огненными» рунами. Также с его помощью можно направлять эмоциональную силу на достижение практических целей и формировать у других людей нужные вам чувства .

Будучи связанной с процедурой передачи королевской власти и могильными холмами, в которых погребены мертвые предки, Кеназ может пригодиться для исследования и развития тех способностей и навыков, которые достались вам по наследству от предков, либо представляют собой наследие ваших прошлых жизней. Вспомните историю Оттара , когда Фрейя заставляет живущую в пещере ведьму Хюндлу рассказать обо всех предках своего любовника, чтобы тот обрел свое законное наследство. Кеназ является источником обаяния, харизмой, ярким факелом, горящим в руке истинного вождя, руной королей.

Как руна огня, пылающего внутри кургана, Кеназ также связана с образом свернувшегося в кольца дракона или змея (wyrm), — духа невидимой глазу работы Вирда. Вредоносным аспектом применения Кеназ является распад без последующего возрождения, или неуправляемые образования, такие, как опухоли, рак, и связанные с гниением болезни.

В ритуалах Кеназ можно представить себе как как свечу или факел, который является персонификацией управляемого огня – то есть воли витки, свет которого проходит через все миры, в котором он / она работает.

Используемый вместе с другими рунами, Кеназ помогает развивать могущество витки и осуществлять правильный (относительно поставленных задач) выбор мира, к силам которого он / она хочет обратиться.

Камни, связанные с Кеназ, — это кремень , первичный объект применения человеческих навыков и символ власти человека над огнем; огненный агат и огненный опал , которые помогают контролировать и использовать сексуальную энергию и повышают творческие способности; дымчатый кварц , связанный также с руной Эйваз .

Кеназ: медитация

Закат. Вы стоите на северной стороне могильного кургана, облаченный в белую тунику, держа в руках круглый щит и длинный меч. Небо по правую руку от вас, там, куда уходит солнца, пылает красным и золотым; слева небо уже темное. Одинокая звезда ярко светит в небесной синеве у вас над головой. Это вечерняя звезда, звезда Фрейи. Курган в высоту не больше вашего роста, и похож на груду округлых камней, поросших густой травой.

Как только солнце окончательно ушло за горизонт, в земле перед вами появляется темное отверстие. Оно достаточно велико, чтобы можно было пролезть в него с оружием и выставленным перед собой щитом. Голыми коленями вы касаетесь камней, которыми выложен лаз, — они твердые и холодные, как сама смерть.

В конце длинного прохода вы видите свечение, подобное отблескам огня на красном золоте. Оттуда же доносится свист, похожий на шипение пара, или на звук работающих кузнечных мехов.

Пройдя до конца тоннеля, вы оказываетесь в большом круглом помещении, заваленном всевозможными золотыми изделиями искусной работы: чаши, сверкающие браслеты с рубинами и изумрудами, ожерелья, статуэтки – все они сверкают в отблесках пламени. В середине зала высится большая железная наковальня, горит костер и темнеют кузнечные меха.

Когда вы вступаете в пещеру, словно бы огромный поток из монет устремляется к вам через груды сокровищ, которые вдруг беспокойно задвигались, и становится ясно, — то, что показалось вам монетами, на самом деле чешуя исполинского дракона; змей поднимает увенчанную гребнем голову и открывает глаза, мерцающие в полумраке пещеры разноцветным огнем. Опасаясь гипнотической власти змея, и не желая попасть под его чары, вы не смотрите ему прямо в глаза, а сосредотачиваете взгляд на перекатывающемся в зубастой пасти языке.

«Кто ты, и чего ты ищешь?» – спрашивает дракон, и голос его подобен шипению попавшего в воду расплавленного металла.

Зная, что вы не должны называть зверю вашего настоящего имени, вы отвечаете: «Я сын славного рода, и я ищу искру Богини, что зовется Брисингамен. Прочь, змей, или погибнешь от моего клинка!»

Дракон поднимается вверх, как огромная змея, и отблеск костра освещает его исполинское брюхо, словно бы закованное в броню из чешуи. Однако вы успеваете заметить темное пятно размером с ладонь, где две чешуйки прилегают друг к другу не совсем плотно.

«Убирайся, смертный! Или я сожгу тебя!» – ревёт дракон. Из его горла извергается струя огня, но вы успеваете поднырнуть под неё и глубоко вонзаете меч в темное пятно на змеиной груди. Его предсмертная судорога вырывает клинок из руки, змеиное тело бьется о каменный пол. Вы присаживаетесь рядом с наковальней, стараясь не попасть под смертельный удар бьющегося в агонии дракона.

Когда змеиные кольца, вздрогнув в последний раз, навсегда замирают, вы вновь смыкаете пальцы на рукояти меча и начинаете вырезать из драконьего тела сердце; кровь чудовища обжигает руки, когда вы запускаете пальцы в разрез и вынимаете темный, пульсирующий комок плоти – сердце дракона.

Насадив сердце на свой меч, вы жарите его над кузнечным огнем, и тишину пещеры нарушает лишь шипение стекающих в огонь капель крови.
Первый откушенный кусок мяса обжигает ваш язык, но вы знаете, что должны
съесть все сердце. По вкусу оно напоминает дичину, но более насыщенное, острое и более сладкое.

Проглотив последний кусок, вы чувствуете страшное жжение в животе. Вы оседаете напротив железной наковальни, падающей, поскольку огонь с ревом исторгается из вашего горла. Огонь сжигает вас, очищая кости от плоти, покуда на груде золота не оказывается ваш скелет без толики мяса на белых костях. Вы все ещё можете видеть и слышать, как если бы душа все ещё не покинула жалкие останки вашего тела.

Хромой карлик входит в зал с запада. Он опирается на два костыля. Когда он проходит мимо, вы видите, что он хромает. Его лицо изуродовано давними ожогами, а ветхая, драная, во многих местах прожженная искрами рубаха запачкана сажей. Его руки перевиты жгутами мускулов, но узловатые пальцы оказываются неожиданно тонкими, когда он берет кости и кладет их на наковальню. Одну за другой, он опускает в огонь ваши кости, пока они не начинают светиться, как раскаленное железо, а затем начинает сковывать их воедино. Вы чувствуете каждый удар молота, каждый язычок огня и каждое дуновение мехов, но несмотря на интенсивность этих ощущений, не ощущаете никакой боли. С каждым ударом молота кузнец становится все более стройным и миловидным, исчезают ожоги и пятна на тунике, спина выпрямляется и хромота проходит и через какое-то время перед вами стоит красавец-альв, высокий, сероглазый, златокудрый, с тонкими и благородными чертами лица.

«Приветствую тебя, сын славного рода!» — говорит кузнец, и протягивает тяжелую золотую корону. Она выполнена в виде кабаньей головы, глаза зверя – светящиеся огненные опалы, пасть ощерена, а клыки готовы к бою

Кузнец подпрыгивает на месте и словно бы растворяется в воздухе. Вы выходите из подземелья и какое-то время просто стоите на вершине кургана , чувствуя наполняющие вас изнутри новые силы, пока ваш взгляд не обращается на поле к югу от холма, и вы не видите нечто, заставляющее вас начать спуск.

С юга приближается высокая женщина; волосы цвета красного золота водопадом падают ей на спину, широко раскинутые руки, кажется, стремятся обнять вас. Она стройна, но бёдра ее восхитительно полны, а грудь велика. Её лицо потрясающе красиво. На ней только большое ожерелье из четырех инкрустированных янтарем сплетенных золотых дисков, а на грудь опускается подвеска в виде большого золотого дерева. С дерева свисают четыре висящих в ряд янтарных фигурки, в виде свиньи, кошки, лошади и женщины. Ты узнаешь ее, — это Богиня Фрейя, властвующая над курганами и жена владыки людей. Она обнимает и целует тебя, и будто бы сладостный огонь, опаляет ее прикосновение.

Вы оба поднимаетесь на вершину холма, легко ступая по камням и земле. На вершине кургана стоит каменный престол, обращенный к востоку. Фрейя подталкивает вас к нему, и когда вы садитесь на трон, надевает вам на голову тяжелую золотую корону. Словно огненный диск, поднимается в бледно-голубом небе рассветное солнце, залив своим золотым блеском восток, а Фрейя растворяется в воздухе, уходя обратно в курган. Вы стоите и любуетесь восходящим солнцем, медленно готовясь к возвращению в земное тело, а мудрость и сила руны Кеназ, словно огонь, ровно горит внутри.

Перевод — svart-ulfr